Я был пономарем.

Николай Б.

детство


Я родился в семье, где не верили в Бога. Мои родители - биологи, отец - кандидат наук. С детства я задавал себе вопросы: откуда все произошло, и куда идет? Я был, помню, совсем маленьким - лет пять, когда увидел похороны. Ночью я лежал и думал, что я когда-нибудь тоже умру, и папа, и мама. Но как это может быть, что я, который сейчас живу, говорю, пью, ем, сплю, однажды перестану существовать?! Мне было очень страшно. 

Тем же летом я был в деревне, как-то не слушался бабушку, и она мне сказала: "Тебя Бог накажет". А я спросил, смеясь и дурачась: "Да где этот Бог-то живет?". Бабушка ответила: "На небе". Я поднял голову и, помахав кулаком, крикнул : "Эй, Бог, если Ты есть, покажись!". А когда засмеялся, то вдруг мне стало не по себе. Я как будто почувствовал, что на меня с небес посмотрели и сказали: "Я вижу, вижу тебя, мальчик. Вижу". С тех пор я постоянно думал об этом случае и потихоньку стал молиться этому Богу или этой силе, мне неизвестной, которая, как я уже почувствовал, существует. Моя молитва заключалась в том, что я извинялся перед Ним, и говорил: "Если Ты есть, то помоги и сделай то-то и то-то". 

В школе я учился нормально только в начальных классах. Потом скатился на "трояки", а "пятерки" получал либо за хорошо подготовленную политинформацию, либо по истории за доклады по мифологии и религии. Учился в музыкальной школе, но недолго - не хватило терпения. 

Однажды на елке во Дворце пионеров я познакомился с ребятами из театрального кружка и пришел к ним заниматься. Сначала мы играли кукольные спектакли, а потом и большие. Это было в пятом классе.

юность


Уже в это время я курил и выпивал втихаря от родителей, полюбил "тяжелую музыку", ходил в цепях и носил браслет, сделанный из строгого ошейника. Мы с друзьями собирались в подъездах и до часу ночи орали песни под гитару. Нас забирали в милицию, потом отпускали, прочитав мораль и припугнув, что сообщат в школу. 

В то время нужно было всем вступать в комсомол, но меня не приняли, потому что мы с пацанами пили пиво в "красном уголке" и истыкали спичками весь бюст Ленина. Но, несмотря на то, что я не был комсомольцем, очень активно участвовал во всех комсомольских мероприятиях города. Из-за низкого голоса и неплохой дикции меня приглашали на разные праздники читать стихи о Ленине и партии. Я даже несколько раз проводил комсомольские линейки в центре города перед памятником вождя на Красной площади. Я говорил: "Смирно! Равнение на знамя!..". Однажды мне даже доверили выносить знамя комсомольской организации города. 

После восьмого класса я ушел из школы и поступил в культ-просвет-училище на дирижерско-хоровое отделение. Месяц в колхозе сделал меня совсем другим человеком: я чувствовал себя свободным ото всех - иду, куда хочу, живу, как хочу. Пили каждый день все подряд. Я бросил училище на первом же году учебы и устроился работать в театр кукол монтировщиком. Мне дали прозвище и посылали за пивом. Через год я перешел работать мебельщиком в ТЮЗ, стал хипповать и слушать Гребенщикова. В это время я стал как-то особенно религиозным, хотя и раньше заходил, крестясь, в церковь, ставил свечи. 

В 1989 году я поступил в музыкальное училище имени Гнесиных на отделение "актер театра музыкальной комедии". В Москве влился в тусовку и постоянно целыми днями просиживал на Арбате. Мы пели под гитару русские народные песни и всякую , типа: "А я работаю в колхозе, хожу в болотных сапогах". Столичная жизнь так вскружила мне голову, что я ее совсем потерял. В училище мне сулили работу оперного певца, московскую консерваторию и работу в театре Станиславского, но, закрутившись в московской тусовке, я бросил училище на первом курсе и вернулся в Ярославль, в родной ТЮЗ, теперь уже осветителем. Никто не понимал, как я мог бросить такое престижное заведение. Ведь даже директор моей бывшей школы, когда узнал, что я поступил в , стал со мной за руку здороваться. 

В ТЮЗе мне предложили участвовать в музыкальной постановке , петь басовую партию. Также я проводил во Дворце пионеров вечера отдыха для старшеклассников.

религиозно-мистический период


Но покоя в моем сердце не было. Я размышлял о смысле своей жизни: "Зачем я живу? Актером не стал, как-то все ни то, ни се, а так хочется найти себя, как и чем я могу стать полезным людям". 

С этими мыслями я пришел в один из приходов православной церкви и попросился служить Богу, познакомился с дьяконом, попал в архиерейский хор и стал певчим. Я ходил на репетиции и вскоре решил порвать с миром, уволился отовсюду и нигде, кроме хора не работал. Я учил разные хоровые произведения с удовольствием и мог целыми днями сидеть в храме, стал помогать в алтаре, прислуживать, но постепенно мои крылья стали опускаться. 

Мы служили, красиво пели песни. На первый взгляд все было благочинно. Но за всем этим стояла глубокая внутренняя жизнь. Мы пили много и долго. Потом я понял, что священники могут еще и курить, и женам изменять, и не только с женским полом... 

Позже я узнал, что из храма, оказывается, можно тащить все, что плохо лежит, а "святую воду" наливать прямо из-под крана, не совершив никакого обряда, можно также рассказывать друг другу, о чем исповедовалась та или иная тетя, и обсуждать ее. 

Я увидел, что одни служители пришли в церковь, продолжая династию: папа, мол, священник, дедушка и я тоже буду. Другие пришли служить потому, что на заводе работа грязная, а тут руки чистые, в рясу оделся, маши кадилом да таинства совершай - король над бабульками, все тебе руку целуют, говорят: "Батюшка, батюшка". Но есть и такие, которые от чистого сердца пришли служить, или горе какое было, или зов почувствовали в своем сердце. Среди таких я встречал искренних, истинно верующих православных христиан, действительно ищущих Бога. Но их мало, они все видят, знают, но молчат - смиряются. 

Когда я стал пономарем - это самый маленький церковный служитель, то должен был пройти школу "смирения". Как мне объяснили, она заключалась в том, что я должен был безропотно сносить бесчинства священника, которым не было предела. Мне как-то повезло: гоняли несильно, может, из-за того, что я был компанейским парнем, а в случае чего и сдачи мог дать. Но были и те, кому попадало "по первое число". 

Мне сильно досталось один раз во время всенощного бдения. Был полный храм народу. Батюшка был сильно выпивши, тряс кадилом и высыпал угли на ковер. Я кинулся за щипцами, выбежал перед всеми на ковер, который уже дымился, потянул у него кадило и положил в него угли. А священник не видел и как даст мне кадилом по лбу - шишка на весь лоб. А потом елеепомазание нужно было совершать, а кисточки нет. Он мне: "Беги скорее в соседний храм, тащи, придурок, кисточку, а то что я людей пальцем мазать буду?!". 

Однажды один священник тихо сам с собою в алтаре выпивал, а в соборе было венчание. Как только молодые зашли, и хор запел "Возложил на главах их венцы...", тот поп вышел к народу ко всеобщему изумлению в подпитии через Царские врата и с венцом на голове и громко сказал: "Посмотрите на меня, я король! Эй, ты", - обратился он к регенту хора, - "иди сюда, будешь моя королева!". 

Как-то в родительскую субботу прихожане принесли много хлеба поминать усопших. За ним приехали из монастыря и сгружали его в мешки. Я спросил, куда его повезут и будут ли поминать? "Как куда, - ответили мне, - коровам". И весь вечер мы говорили о "поминании коровами умерших". 

Я познакомился с иподьяконами тогдашнего владыки, и они стали зазывать меня к себе служить. И даже один раз владыка взял меня с собой в монастырь, и я прислуживал ему посохоносцем. (Иподьяконы прислуживают правящему архиерею, и их называют "архиерейская сволочь"). Однажды прихожу в алтарь, гляжу - владыка в полном одеянии ходит. Думаю: померещилось что ли, ведь будний день? Присмотрелся, а это один из иподьяконов нарядился в его "священную одежду", одел митру. Всем было очень смешно. 

Один раз в хоре на вечерней службе рассказывали анекдоты, и такой на нас смех напал, что мы петь не могли, за животы держались. Поп разъяренный прибежал: "Что, антихристы, совсем с ума посходили?". 

Я так адаптировался, что научился у других служителей ходить там, где может ходить в алтаре только священник, брать все, что нужно, помыть и почистить прямо с престола (хотя могут прикасаться к престолу только священники). Лики святых на потолке - "дедушек" - мы мыли швабрами, и отношение мое к религии постепенно становилось подобающее. "Святой" жизнью все жили только тогда, когда выходили во время службы к людям, кто с чашей, кто с кадилом, кто с хоругвями. 

Я стал бывать в монастырях, общался с братьями и сестрами. Их условия жизни шокировали меня еще тогда, удивлял беспредел, с которым я там встретился. В армии это называется "неуставные отношения". Монахи в подпитии сначала говорили мне о тяжком кресте, выпавшем на их долю, о стенаниях и постах за грехи человечества, об отречении от мира и себя, мол, потому и пьют. А потом стали говорить, что мужская любовь самая верная и нежная, и что я привлекательный... 

Единственный нормальный человек, которого я встретил на своей православной службе, был покойный Борис Старк, который как-то сказал мне, что все равно в какую церковь ходит человек, но если исповедует Иисуса Господом, то пойдет на небеса, а все остальное люди придумали. 

Тогда я был грешником. Я никогда не слышал проповеди о спасении, я никогда не знал, где буду проводить вечность: в аду или в раю. Я регулярно причащался и исповедовался, а потом снова грешил. Пытался читать Библию, но ничего не понял: все написано на церковнославянском, да и то не полная Библия, а только Евангелие и Псалтырь. Но полная Библия у меня тогда была. Она стояла на полке, я в ней и не нуждался. Главной для меня была книга "Закон Божий", где сказано, как правильно молитвы читать перед сном и утром, как крестное знамение правильно наложить. Я стал как все: "наезжал" на бабулек, носил домой еду с поминальника, на жену орал, что она не в платке и накрашенная.

национал-патриотический период


Однажды я увидел объявление о том, что в клубе "Гигант" состоится встреча с национал-патриотами, и так как меня интересовала судьба моей страны, мы с моим другом пошли на эту встречу. На встрече я "понял", почему Россия плохо живет, и кто ей управляет. Я узнал, что православная церковь в нашей стране "продалась коммунистам" и она ненастоящая, а "подлинная" православная церковь находится в Америке, куда она уехала после революции. Это Зарубежная церковь. 

Мы начали заниматься патриотической работой в нашем городе, поставили тумбу черного цвета на площади Подбельского и постоянно там околачивались. Я нигде не работал, только занимался патриотическими делами: раздавал в Депутатском переулке газеты и общался у тумбы с людьми. Я на сто процентов был уверен, что поступаю правильно: Россию "распродают по кускам", а миром управляет массонская ложа. Я читал Нилуса "Протоколы сионских мудрецов" и был уверен, что на всех руководящих постах - евреи, и это неспроста. 

Я слышал о каких-то чужеземных сектах, появившихся в нашей стране. В нашем городе меня раздражала некая церковь "Новое поколение". Мне казалось, что Библия у них неправильная: во-первых, напечатанная в Америке, а во-вторых - бесплатная!!! Мы с другом ходили по улице и срывали плакаты с изображением Карла Густава - "шведского сиониста, шпиона, посланного, чтоб развалить Россию и лишить ее духовного богатства - исторического православия". А еще меня раздражал некий Боб Вайнер. На его плакатах мы рисовали звезду Давида и писали: "666. Осторожно: сионизм!". 

Я ходил и рассказывал всем, что в "Политпросе" (Дом Политпросвещения) собирается сатанинская церковь, а когда проходил мимо, то плевал в сторону этого дома и говорил: "Изыди, сатана!" 

В ту пору началась какая-то смута в наших патриотических рядах, и постепенно я отошел в сторону.

пьянки, гулянки...


Стал жить, как все. Артистом я не стал. Священником тоже не стал, а ведь хотел когда-то. И патриотического лидера из меня не получилось. Стал торговать сапогами на рынке. Опять начались пьянки, гулянки, ссоры с женой. Бывало, приходил домой. Жена открывала дверь, и я падал столбиком на пол. Однажды напился в компании друзей-актеров и говорю: "Жизнь проходит! Для чего живу - не знаю! Деньги вроде появились, шмотье, а счастья нет. Чего я достиг за свои 21 год? Всего и лет-то немного, а во сколько дыр нос свой засунул, и везде прищемили. Скучно жить, никакого будущего". А как-то дежурил на кладбище, друга подменял, гулял целую ночь с пистолетом и думал: "Надо же, сколько парней молодых лежит, а я еще живу. Пока, правда". Холодный пот пробирает по спине из-за этих мыслей. 

Тогда друзья-актеры посоветовали начать жизнь сначала. В нашем театральном институте открыли новое музыкальное отделение. Я вспомнил свою старую московскую программу, прошел все туры и поступил. Жена с ребенком уехала в деревню, а я вместе с моими сокурсниками ушел в запой: пил каждый день в течение двух месяцев. Я опух, глаза были с лопнувшими сосудами. И вот шел я как-то пьяный по Большой Октябрьской улице и орал: "Бог, спаси меня! Я устал так жить. Вытащи меня, за что я так мучаюсь?!". Я падал на льду, ударялся, плакал, опять вставал и говорил: "Ну, за что Ты, Бог, меня так ненавидишь, что наказываешь так?".

теперь все новое


Но Бог меня любил. Не Он меня наказывал, а живущий во мне грех. В институте один человек проповедовал мне Евангелие. Я сопротивлялся, выставил все аргументы, весь свой православный интеллект, все знания свои. А когда у меня аргументы закончились, он достал Библию и сказал: "А теперь послушай, что такое настоящая вера в Иисуса Христа, и что такое настоящая жизнь с Богом". Он читал мне отрывки из Писания, объяснял мне мои проблемы. Я сидел и внутренне понимал, что это то, что мне надо, то, что дает выход. Я почувствовал вдруг, что реально смогу вырваться из плена обстоятельств, смогу молиться Богу, и для этого не нужно икон, свечей и заученных молитв. Моя молитва - это общение с Ним. Я вдруг понял, что на самом деле грешник, и если бы умер в тот момент, сразу же бы пошел в ад. Я принял решение. Во мне что-то ожило. Я ждал того дня, когда приду в церковь на служение. 

Пришел в эту самую церковь. Простой зал. Люди стоят. Музыкальная группа играет и поет на простом русском языке об Иисусе Христе. Мне это сразу понравилось, и мысль промелькнула, что буду ходить сюда и обязательно попрошусь в музыкальную команду, хочу тоже петь для Бога просто, от сердца. Я видел их лица. Они пели Тому, с Кем были лично знакомы. Вышел пастор. Впервые за всю жизнь я услышал доступное, живое, нормальное слово об Иисусе Христе. Пастор рассказывал о том, что Бог сделал, чтобы искупить людей от рабства греха. Слово Божье касалось моего сердца. "Так просто. - думал я . - Почему я раньше не знал, что все так просто? Где я был раньше?". У меня было ощущение, что я попал туда, куда всю жизнь стремилось мое сердце. Я вышел на призыв к покаянию и признал Иисуса своим Господом... 

Друзья-патриоты не поверили в мою искренность и сказали: "Перекрасился". Друзья в компании заметили: "Смотри, тебе жить. Ты всегда был оригиналом". В институте сказали: "Спятил. И этого в секту затащили". Православная братия решила, что я рехнулся с горя. Родители вздохнули: "Опять новое увлечение. Что ты дальше выкинешь?". 

Через две недели в церковь пришла и моя жена.

Через некоторое время я подумал: "Как же теперь жить? Ведь истина - вот она. Ее не нужно теперь искать. Я все получил". Я испугался, что теперь начнутся скучные дни с Богом. И что дальше? 

А дальше оказалась жизнь, измененная верой в Иисуса, "из силы в силу, из славы в славу", - как сказал апостол Павел. Я понял, что настоящее христианство наполнено доверия к Богу, полноты жизни, стремления больше, лучше познать Его Слово. Настоящая христианская жизнь полна сюрпризов, как приятных, так и тех, которые нужно побеждать верой. Она полна общения с Богом и христианами, она полна юмора и всего того, что должно быть у нормального, здорового, современного верующего человека. 

Бог спас меня. Он освободил меня от пьянства, курения, мата. У нас трое детей. Уже седьмой год, как я в церкви. Бог воплощает мои мечты, помогает в жизни. Господь дал мне новую жизнь и переделал меня полностью. Родители счастливы за нас с женой, ведь у нас все хорошо. Люди, которые знали меня раньше, не верят своим глазам и думают, что это розыгрыш. Я познакомился с теми проповедниками, плакаты которых раньше сдирал. Они смеялись и радовались, что Господь спасает таких людей, как я. То, что со мной произошло, - это правда. Честное слово.
 
       
   
опубликовал(а): moderator   
 
 
войдите на сайт ... или анонимно:
ваше имя:

 
последние отклики:
за исцеление и освобождение
*У Бога рухнули сервера небесные,он не может юзать сеть* Не,ну вы чо,в реале думаете что помолившись в сети он вас услышит/поможет?Идиоты.
(Мамкин Аметист , 24 января 2018) 
Помогите вернуть слух! Помолитесь за меня!
Ну как,исцелилась,помог выдуманый персонаж Иисус с его Батей?хд
(Мамкин Аметист , 24 января 2018) 
за исцеление и освобождение
Господи Иисусе Христе помилуй меня грешника,не заметил в какой момент зло было нанесено диагноз Вич,возможно нарктик много лет назад при поднесли героин на матросской тишине,никогда в жизни не пробовал,смилуйся Боже наш над рабом Никитой прости все прегрешение,даруй исцеления.Во имя Отца и Сына и
(Марсель , 23 января 2018) 
Молитва за спасения отношений
Господи услышь и помоги.Аминь.
(ira1974 , 14 января 2018) 
Нужна помощь, не могу освободиться от порнозависимости
Спасибо огромное за молитвенную поддержку.
(Томас , 10 января 2018) 
Нужна помощь, не могу освободиться от порнозависимости
Господи милосердньій, помоги Томасу. Томас, я не знаю, чем вам помочь кроме как молитвой. Просто хочу сказать, чтобьі вьі не опускали руки - вьі не одни, найдутся люди, которьіе могут понять и поддержать. Вьі уже молодец, что стараетесь.
(Nataly , 10 января 2018) 
 
 

_____при использовании материалов с сайта, гиперссылка желательна_____

вы можете помочь    |     обратная связь    |     как добавить новость    |     как скачать/слушать/смотреть